Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ РАЙОНЫ МАРИЙСКОГО КРАЯ

писала в отчете правительству: «Местное население не столько занимается земледельческим трудом, сколько при обилии лесов в районе Козьмодемьянского уезда, промышленным, — лесными заработками и отхожими промыслами в низовья Волги»32. Но данная оценка от­носилась скорее к русским, чем к марийцам, которые основы благосостояния отдельного домохозяйства усмат­ривали все-таки в земледелии.

Будучи в большей степени, чем русские, связаны с сельским хозяйством, марийцы старались держать боль­ше скота, особенно лошадей, имея которых даже в ми­нимальном количестве можно было надеяться на неко­торый сторонний заработок (марийский крестьянин не имел склонности уходить на далекие промыслы, предпо­читая приискивать дополнительный заработок в ближай­шей округе). Поэтому у малосостоятельных в целом ма­рийцев рабочего скота было больше, чем у русских, а число безлошадных марийских дворов достигало восьми с небольшим процентов, против 28,6% безлошадных рус­ских дворов33.

Этнографический интерес представляют данные раз­личных источников о системе земледелия, существовав­шей в Козь'модемьян'око-Ветлужском районе в конце XIX в. Лесопольная система, сочетавшая обычное трех­полье с перелогом, сохранялась только в заволжских марийских волостях — Ардинской и Тойдаковской. Они применялась на дальних полях, остававшихся обычно без органических удобрений. «Эти полосы остаются в залежи обыкновенно 3—4—5 лет, но иногда и 10 лет — до тех пор, пока на них появится лесная заросль (бе-резник); тогда их распахивают... и, сняв два хлеба — озимь и ярь, снова запускают в залежь на указанный период времени» 34.

Но повсеместно господствующим все-таки было паро-плодосменное трехполье с попеременно удобряе­мыми и неудобряемыми полосами. Так как в Козьмо­демьянской уезде благополучней обстояло дело с кор­мами и было больше скота, чем в соседних уездах, местное население имело обыкновение вносить навоз­ное удобрение не только под озимь, как это практико­валось повсюду в Казанской губернии, но также под яровые посевы ячменя. Единственным озимым хлебом была рожь. «Из яровых растений главным образом се­ют ячмень и овес, затем в небольших размерах — пше­ница, полба, лен, конопля, горох и чечевица. Картофель садят лишь в огородах, и то понемногу. Площадь ячме­ня понемногу уменьшается в пользу овса, потому что последний удовольствуется менее удобренной поч­вой» 35. В большей части Козьмодемьянского уезда овес занимал от !/з До 2/з общей площади ярового клина и только на самых плохих землях заменялся ярицей (яро­вой рожью) и чечевицей36. Урожайность хлебов была невысокой: в лучшие годы сам-3—437.

Из пахотных орудий наиболее распространенной бы­ла «обыкновенная русская соха», т. е. перовая, двузу­бая, с перекладной полицей, которую можно было встретить почти в каждом хозяйстве. Сохой обычно об­рабатывали паровое поле под озимый посев. Только в левобережной Тойдаковской волости (как и в Царево-кокшайском уезде) озимая вспашка производилась ко­сулей, но семена заделывались «чиркой» — кодовой двузубой сохой без полицы.

В нагорной части района для обработки неудобряе-мых земель ярового клина применялась пароконная ко­суля (вятского типа, с одним лемехом, резцом и отва­лом) и «косая соха» — односторонка, левый сошник которой имел более широкое, отогнутое кверху перо («брыло»). Пароконная косуля употреблялась и вет-лужскими марийцами Макарьевского уезда Нижегород­ской губ38. Изредка встречался и тяжелый сабан (с тягой 3—5 лошадьми), но служил он только для подъема залежных полос39.

Оглавление




посмотреть расценки на строительно отделочные работы