Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ РАЙОНЫ МАРИЙСКОГО КРАЯ

Особой обрядовой одежды, в частности свадебной, у горных марийцев к началу XX в. уже не существовало (во всяком случае местные старожилы не могли назвать нам ни одной    особой    детали    свадебного    костюма).

Участники свадебных церемоний наряжались в обыч­ную праздничную одежду. Но в литературе имеются данные о том, что еще в первые десятилетия порефор­менного периода у горных марийцев бытовал особый свадебный костюм — женский и мужской. В 1900 г. К. С. Рябинский писал: «Лет 25 тому назад и ранее все поезжане как со стороны жениха, так и невесты одева­лись в особый костюм. Женщины одевались в длинные суконные полукафтаны (посто мжер) зеленого цвета, с воротниками, вышитыми по воротнику и рукавам лен­точками, синего, желтого, красного и др. цветов, наде­вали на шарпаны тайху из настоящих серебряных мо­нет, на голову — старинный головной убор. Такой наряд для одной женщины стоил рублей 35—40. Мужчины надевали кафтаны красные, короткие, обшитые тоже, как у женщин, ленточками; через плечо надевался аршяш — лента из серебряных сверху — крупных, ни­же — мелких монет»67.

В семейном быту, обычаях и обрядах марийцев Козьмодемьянско-Ветлужского района наблюдалось много своеобразного, но в то же время сказывалось заметное влияние русских (в разных местах в различ­ной степени), много общего было и с чувашами, осо­бенно в зоне непосредственных контактов соседящих горномарийских и чувашских деревень, где марийцы знали чувашский язык.

В то же время горномарийский свадебный обряд сближался со свадьбами различных групп луговых марийцев, но обладал также и некоторыми, только ему присущими особенностями. Общей чертой являлось ши­рокое участие в свадьбе родственников и однодеревен-цев. Родственники были обязаны не только присутство­вать на свадьбе, но и оказывать материальную помощь семьям брачующихся, причем всякое уклонение от этой традиции сурово осуждалось   общественным    мнением.

Браки заключались обычно внутри своей этнографи­ческой группы. С луговыми Марийцами вступали в брак редко и старались избегать также браков со своими соседями — русскими. При смешанных браках с русски­ми обычно русские девушки входили в марийские семьи, женитьба же русских мужчин на марийках была боль­шой редкостью. Смешение с чувашами наблюдалось в пограничных    селениях.    Этим    объясняется    большое сходство свадебного обряда горных марийцев  и чувашей-вирьялов.

Заключение брака было делом родственников, кото­рые высматривали подходящую девушку в разных местах, так как предпочитали брать невест из других селений, иногда довольно дальних.

Родители жениха платили за девушку ално (калым). В свою очередь, родители невесты должны были приго­товить кузук (приданое), которое обычно по стоимости соответствовало или немного превышало калым. В на­чале XX в. ално колебалось от 10 до 150 руб.68.

Свадебный цикл обрядов включал сватовство, смот­рины невесты (спрос), пропой девушки (удыр йуаш) и саму свадьбу, которая начиналась в доме невесты и заканчивалась в доме жениха. Свадьбы игрались обыч­но в теплое время года. Для приема гостей в открытом дворе устраивали шилык — столы и скамейки, постав­ленные «покоем» по всей площади двора.

В фольклорном оформлении свадьбы чувствовалось значительное русское влияние.

Религиозная жизнь горных марийцев в пореформен­ный период  характеризовалась    причудливым    синкре­тизмом дохристианских    и христианских    верований и обрядов. Крещеные в середине XVIII в. горные марий­цы не сразу отошли от прежней веры, продолжая, хотя и тайком, совершать жертвоприношения    в    честь раз­личных   богов — главным    образом    аграрного    цикла. Очевидец П. Знаменский, специально интересовавшийся этим вопросом, писал в начале пореформенного перио­да:  «Старые боги еще не забыты.

Оглавление




Материал с сайта