Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

МАРИЙЦЫ,  КАК ЭТНИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ В ПЕРИОД ЗАКРЕПЛЕНИЯ В СОСТАВЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА

но другие марийцы их кличут курык марий; горные называют луговых — алык мары, также кожла мары — лесные. Восточные марий­цы называют луговых озан марий — казанские; а по­следние первых — ипон марий от слова Упо (произно­шение восточных)  — уфимские марийцы».

Хорошо известны «земляческие» имена и более мел­ких территориальных групп, входивших в состав основ­ных диалектных и этнографических подразделений ма­рийского народа. О них писал еще И. Н. Смирнов: «Че­ремисы разделяются на группы, обозначающиеся именем какой-нибудь реки: осевшие на Ветлуге называются Вытля-марэ, по Пижме — Пижман-марэ, по Рутке — Рдэ-марэ, по Кундышу — Кундыш-марэ, по Шуде — Шудо-марэ, по Оно — Оно-марэ, по Иру — Ир-марэ, по Юронге — Юрон-марэ,      по    Кудьме — Кудьманмарэ»

Многие из приведенных топонимических наименова­ний более или менее соответствуют границам старинных больших волостей и локальных говоров. По данным диалектологической экспедиции Мар.НИИ 1957 г. сами марийцы Звениговского (приволжского) района, принад­лежащие в целом к волжскому диалекту родного языка, различают в своей среде целый ряд «сельских» говоров: Мушмари (Кожла-Солинский сельсовет), Кужмари и Памъял (Кужмарский сельсовет), Чакмари (Краснояр­ский сельсовет),    Эсмекпиляк  (Исменецкий   сельсовет),

Упшер (Обшиярский сельсовет) . Предкам1-1 носителей этих говоров было население старинных волостей Галиц-кой дороги: мушмарского говора — жители соседствую­щих волостей Первой, Второй и Третьей Мусморы; куж-марского и памъяльского — волостей Кужумора, Боль­шой Кордем Кужумора, Кордем Кужумора; чакмарско-го — волости Красный яр и т. д.

Распространенность     среди    марийцев    устойчивых «земляческих» имен, их традиционно особый смысл, вы­ходящий подчас за узкие пределы обычных крестьянских представлений о «наших»    и    «ненаших»,    наводит на мысль,   что  история  и  типология  таких  имен  идет  из глубины давно минувших столетий, когда марийцы бы­ли разобщены на малые и мельчайшие поземельно-род­ственные союзы и разобщенность эта — территориаль­ная, диалектная, хозяйственная и т. д. — могла носить характер   этнических   различий  даже   в   рамках   одной этнолингвистической группировки населения Марийско­го Поволжья.

Соседи марийцев — чуваши, видимо, не были столь раздроблены и изолированы друг от друга, занимая до татаро-монгольского нашествия компактную территорию по южной окраине приволжских лесов от Свияги до Су­ры.   В   чувашском   языке   обнаруживаются  диалектные различия, но не такие глубокие, как в марийском языке. Единое самоназвание тьываш свойственно всем группам чувашского народа. Правда, их подразделяют на вирьял (кайень) и анатри (малъень), но, согласно источникам XVIIIXIX вв., любой чуваш — все равно вирьял или анатри — на вопрос об этнической принадлежности от­вечал  обычно  так:   «Ас  епле уруве?   Какой  ты  приро­ды?   —   Чувашла   уруве.   Чувашской   природы»,   или «Кам эзе? Кто ты? — Чуваш». А уже затем спрашивае­мый уточнял, к какому именно «роду» (фактически пат­ронимии) и населенному пункту он принадлежал. Что касается названий вирьял и анатри, то они не отлича­лись  устойчивостью:  соседящие  группы  при  известных условиях  могли  с  одинаковым  успехом  употребить  их по отношению друг к другу. Такого четкого взаимно­го разграничения по многим устойчивым этно-культур-ным признакам, как луговые, горные и санчурско-яран-ские марийцы, чуваши фактически не знали.

Эти сравнительные данные по живущим бок о бок (правда, неродственным) народам в еще большей степе­ни оттеняют сделанный выше вывод о длительной раз­общенности больших и малых объединений марийцев —

Оглавление




When choosing slot site, make sure you get a good overview of