Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

МАРИЙСКИЙ КРАЙ ПОД ВЛАСТЬЮ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ И КАЗАНСКОГО ХАНСТВА

какое-то воинское объеди­нение, но имеет параллель с «билик» — ленным владе­нием татарских беков и мурз. Как нам кажется, на­звание Василуков-Беляк    на  средневековой  марийской почве может быть истолковано как обозначение терри­ториальной группы   (волости), подведомственной граж­данскому и военному управлению некоего местного сот­ника Василука.

Кокшайские и ветлужские сотники были менее до­ступны прямому деспотическому давлению казанских ханов, которые, опасаясь русских воинских походов с севера (с Вятки) и северо-запада (со стороны Галича и Устюга), стремились, надо полагать, к союзническим отношениям с упомянутыми марийскими предводителя­ми, также видевшими выгоду в поддержке захватниче­ских действий татар по отношению к окраинным русским землям. В ином свете трудно истолковать следующие свидетельства Устюжской летописи: в 1462 г. «рать че-ремиская с тотары казаньскими приходили на Устюжъ-ский уезд, на верх Югу реки, на волость на Лоху, повоевали, полон повели много русских голов. А устюжа­не ходили за ними в погоню, сугнав их, побили всех, а полон назад отполонили весь»; в 1468 г. «князь вели­кий посылал рать на черемису: двою Ивана Ивановичи Глухово и Ивана Руна, а с ними устюжана да галича-на».

Вообще, как мы знаем, казанские походы «на Рус-кия пределы, на Галич и на Вологду, и на Чюхлому и на Кострому» были нередкими, причем, если даже в них марийское воинство участвовало не всегда, то совер­шались эти грабительские походы через марийские зем­ли, и казанским воеводам было не безразлично, как встретят их в глухих лесах марийские предводители. По данному поводу хорошо осведомленный С. Гербер-штейн в свое время недвусмысленно писал: к Вятке «кратчайшая дорога ... идет через Кострому и Галич, но она трудна, ибо кроме болот и лесов, которые затруд­няют путь, между Галичем и Вяткой еще разбойничают бродячие там черемисы». Упомянутая дорога полу­чила название Галицкой, той самой, по которой, говоря словами князя А. М*. Курбского, «залегохом пути от всея Луговыя Черемисы, яже ко граду лежат» (Казани). Кстати, отсюда и название одной из приказанских «да-руг».

Реальную, полную военных опасностей обстановку на Галицкой дороге во второй половине XV в. (1468 г.) очень живо нарисовал русский летописец. Приведем это свидетельство целиком: «Татари казанстии поидоша из-гоном к Галичу и мало нечто полону взяша. Тое же осени послал князь великий Иван Черемисы воевать князя Семена Романовича, а с ним многих детей бояр­ских двор свой; и совокупившеся вси поидоша из Галича декабря в 6, и поидоша лесы без пути, а зима была велми студена. Тое же зимы, генваря в 6, рать великого князя прииде в землю Черемискую, и много зла учиниша земли той, люди изсекоша, а иных в полон поведоша, в иных изожгоша, а кони их и всякую животину, чего нельзя с собой имати, то все изсекоша, а что было жи­вота их, то все взяша; и повоеваша всю землю ту, досталь пожгоша, а за один день до Казани не доходили, и возвратившеся приидоша к великому князю вси поздо-рову».

Из этого драматического по содержанию летописно­го рассказа отчетливо явствует, что именно по вине ка­занских ханов какая-то часть марийцев Луговой сторо­ны, ведомая собственными «сотными князьями», оказа­лась вовлеченной в антирусскую грабительскую полити­ку, что вызвало не менее жестокие ответные каратель­ные меры и исподволь подготовило отчаянное сопротив­ление «луговой черемисы» русскому воинству при окон­чательном взятии Казани Иваном IV в 1552 г.

Да и в целом период татаро-монгольского и татаро-казанского господства в Среднем Поволжье был очень смутным и тяжелым для коренного населения временем. Та полоса сближения между крепнущей Русью и наро­дами Среднего Поволжья, которая наметилась в XI —

Оглавление




Детальная информация электроинструмент купить с доставкой у нас - any-tool.ru