Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА МАРИЙСКОГО НАРОДА. ОБ  ИСТОКАХ ФИННО-ПЕРМСКОГО ЭТНОГЕНЕЗА

тыс. до и. э. занимала оба берега Волги от устьев рек Цивиля и Кокшаги до впадения р. Утки. Они имеются вдоль всего нижнего течения Камы и на Вятке. Среди этих памятников наиболее изучены такие поселения, как Кокшайское, Криушинское, Займищен-ское, Старо-Победиловское, Белымское, Карташихин-ское, Атабаевское I и пр. Любопытно, что приказанские поселения явно располагались отдельными родо-племен-ными группами, на расстоянии одна от другой в 10—12 км, в местах, наиболее удобных и для сельского хо­зяйства и для промысла.

Относительно генезиса этой культуры исследователи уже не сомневаются в чисто местном ее происхожде­нии на основе поздненеолитических (волосовских) тра­диций, хотя и не без суперстратного влияния со сторо­ны племен срубной культуры. На всем протяжении своего существования приказанская культура сохраня­ла специфические черты, отличавшие ее от окружающих этнокультурных образований. Так, например, приказан-скую керамику — первоначально плоскодонную, затем круглодонную с характерным налепным «воротничком» по краю, венчика и орнаментом из однорядных ямочных и клиновидных оттисков в сочетании с различными гео­метрическими узорами — невозможно спутать с абашев-ской, чирковско-сейминской, срубной и даже соседней турбинской (средневерхнекамской) посудой39. Надо по­лагать, что носители приказанской культуры составили этнический костяк восточнофинской (пермско-марий-ской) группировки племен накануне вступления Восточ­ной Европы в эпоху раннего железа.

Примерно с середины II тыс. и до начала I тыс. до н. э. развивалась во многом отличная от приказанской поздняковская культура, получившая распространение в бассейне Средней и Нижней Оки и по Волге до р. Сундырь. В прежней археологической литературе поддерживался взгляд на поздняковскую культуру как на северный вариант срубной культуры или смешанный волосовско-рязанско-срубный комплекс. С этим реши­тельно не согласен П. Н. Третьяков, считающий позд­няковскую культуру в основе своей автохтонной и ге­нетически  подстилающей   культуру  древней   мордвы.

В числе прочих аргументов он ссылается на хорошо из­вестный факт возникновения уже в рамках поздняков-ской  культуры  «текстильной»  керамики,   столь  харак­терной для позднейших дьяковско-городецких памятни­ков Болго-Окского  междуречья, Верхнего Поволжья и даже части Прибалтики. Нельзя не согласиться со сле­дующими   его   словами:   текстильный  узор   в   качестве господствующего  на  керамике  «оставался  на террито­рии волго-окских и прибалтийских финно-угорских пле­мен в течение более тысячелетия, вплоть до первых ве­ков   н.   э.,   являясь,  таким   образом,  устойчивым   этно­культурным признаком».

Текстильная керамика имела распространение и ни­же по Волге, до устья Камы, но здесь она исчезла уже в раннюю пору железа. Возможно, что ее кратковре­менное бытование к востоку от Суры объясняется нали­чием контактной зоны между населением приказанской и поздняковской культур, этнически все более обособ­лявшихся в пермскую, марийскую и мордовскую язы­ковые общности.

Материалы исторического языкознания этому пред­положению особенно не противоречат, хотя и раскрыва­ют очень сложные генетико-типологические взаимоотно­шения  между  марийским  языком,  с  одной  строны,  и языками пермскими и мордовскими— с другой. Б. А. Се­ребренников не видит достаточных    оснований к тому, чтобы  объединять  далеко  разошедшиеся  марийский  и мордовские языки в одну поволжскую группу, ибо ти­пологически и лексически мордовские языки в большей степени связаны с прибалтийско-финскими языками, чем с  марийским.

Оглавление




Самая актуальная информация фото на кружку под заказ тут.