Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МАРИЙСКОЙ НАРОДНОСТИ

Объясняется это тем, что горное и луговое наречия, выступающие в таких слу­чаях как равноправные коммуникативные средства, со­держат в себе значительные различия в области фоне­тики и лексики. Как только между ними будут установ­лены основные междиалектные лексические и фоне­тические соответствия, непонимание уступает место сначала пониманию, а потом и нормальному общению. Переход этот, который в зависимости от конкретных случаев может совершиться как быстро, так и медленно, происходит потому, что горное и луговое наречия имеют общую грамматическую структуру и известное количест­во общих лексических единиц»303.

И все-таки между лингвистами давно идет спор, яв­ляются ли горное и луговое наречия диалектами одного языка или исторически это два самостоятельных языка. Для этнографа в этом дискуссионном вопросе решающее значение имеют не признаки близкого родства наречий как таковые, а то, причисляют ли себя говорящие на этих наречиях люди к одной этнической общности (на­родности) или нет. Как лингвистические единицы горное и луговое наречия в их архаической основе когда-то бы­ли, видимо, племенными языками (или, может быть, лучше сказать — родственными диалектами смежных племенных группировок). Но в XVIIXVIII вв. это бы­ли диалекты формирующейся марийской народности, не имевшей своего единого наддиалектного языка, который обладал бы лишь некоторыми локальными «ответвле­ниями» 304.

Среди целой совокупности непреходящих явлений, понуждавших марийцев различных групп и диалектов считать себя составными частями одной этнической общ­ности, было их «самоопределение» по отношению к ино­язычным соседям. Такая этнопсихологическая черта свойственна вообще всем народам, в одинаковой мере как неродственным, так и родственным. Волею истори­ческих судеб марийцы оказались окруженными тюрко-язычными чувашами и татарами и занявшими в конце концов господствующее положение русскими. Поэтому какие бы особенности в говоре, костюме и обычаях не отделяли друг от друга горных и луговых, санчуро-яран-ских и уржумских марийцев, эти чисто «земляческие» различия отступали далеко на задний план перед рез­кими этнолингвистического порядка отличиями марий­цев от совершенно чуждых им по языку соседей. На та­кой основе этнического «самоопределения, порождав­шего у каждого марийца стойкое представление о соб­ственной принадлежности к широкому кругу людей ма­рийского языка, культурно-бытового уклада и дохристи­анской веры предков, зиждилась общемарийская общ­ность, которая крепла по мере усиления русификатор­ской политики царизма. По данному поводу хорошо ска­зал Б. Ф. Поршнев: «Именно противопоставление своей общности другой всегда способствовало фиксации и ак­тивному закреплению своих этнических отличий и тем самым — скреплению общности»305.

Здесь мы вплотную подошли к выявлению таких признаков марийской общности, которые имели ярко вы­раженную эмоционально-идеологическую окраску, буду­чи тесно связанными с упорным следованием и отстаи­ванием (перед лицом наступавшего официального пра­вославия) дохристианских верований и обрядов. Пожа­луй, ни в каких других житейских делах в условиях мир­ного времени марийцы не проявляли столько чувств «стоять всем за один» и «каждому делать то, что делают все» — односельчане, родичи больших патронимии, жи­тели широкой округи, как в периодическом свершении религиозных обрядов.

Еще Г. Ф. Миллер отмечал: «Да есть же у черемисов и во всяком дискрите (уезде.— К- К.) по особой кереме-ти, в которую из 10, 20 деревень и более жители в одно время в годовые большие праздники собираются»306. Объяснение этого обычая мы находим в материалах XIX в. Оказывается, среди многочисленных кюс ото

Оглавление




viagra kills man