Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МАРИЙСКОЙ НАРОДНОСТИ

Весь вышеизложенный материал свидетельствует в пользу этого вывода, который тем самым из области умозрительных построений переносится на почву реаль­ных фактов, только на факты эти следует взглянуть сквозь призму основных закономерностей этно-социаль-ного процесса, как они устанавливаются в зрелом фео­дальном обществе народов Среднего Поволжья286. Рас­смотрим же эти факты, оговорившись, что большинство из них уже фигурировало во всех предшествующих раз­делах настоящей главы (это избавляет нас от сложной системы повторных ссылок на источники).

Исследователям хорошо известен документ    начала

XVII  в.—отписка из Перми воеводы Чемоданова наВятку воеводе Пушечникову о сборе пермских ратныхлюдей на помощь Вятке против «воровской черемисы»августа 1610 г.287. В отписке обращает на себя внимание «земляческое» опреДелейиё различных групп восставших марийцев: «собралось де в Санчурском уезде в Юж во­лости воров санчурской черемисы тысячи с две»; «а в Царегородском де уезде в Хозякове волости собралось воров черемисы царегородские с тысячу человек»; «а из Козьмодемьского де пришел черемиской сотник Ветлуж-ской волости Аникей Кошаков, а с ним Козьмодемьян­ские черемисы семь сот человек». С одной стороны, в этих выражениях ничего особенного вроде бы и нет: положим, «санчурские черемисы» названы так по месту их жительства в Санчурском уезде, а «царевогородские» по месту их жительства в Царевококшайском уезде. Но, с другой стороны, каждое из этих топонимических наз­ваний несет на себе печать обозначения различных «земляческих» групп Марийского края.

Это впечатление усиливается тем, что и у самих ма­рийцев даже много времени спустя существовало пред­ставление об упомянутых группах населения как об особых, этнического характера образованиях, выходящих за рамки обычного административного распределения населения по уездам. В частности, марийцы Козьмо-демьянского уезда, объединенные горномарийским наре­чием и не всегда при обращении хорошо понимавшие своих соседей — кокшайских и санчурских марийцев, услышав слово иного диалекта, довольно точно опреде­ляли: «так говорят по-царевски» (т. е. в Царевококшай­ском уезде) или «это слово шанчуринское» (т. е. диалек­та санчурского, «северо-западного»)288. В свою очередь, марийцы моркинского говора по традиции называли царевококшайских соседей «чарла марий» (т. е. «царев-ские марийцы»), а далеких от них горных марийцев — «чакма марий»  (т. е. «Козьмодемьянские марийцы») 289.

Традиции «земляческого» размежевания у марийцев сохранялись очень долго, и наиболее яркое этнографи­ческое свидетельство тому — членение местного населе­ния по женским головным уборам. Еще И. Н. Смирнов отметил отчетливо осознаваемое (как проявление этни­ческой психологии) подразделение самими марийцами своего народа на три группы: а) «сорокан марий»—марийцы с головным убором «сорокой»; б) «шымакшан мэ­рий» — носящие шымакш, в) «шарпан-нашмакан ма­рий»— носящие шарпан с нашмаком290. По материалам Т. А. Крюковой291 и нашим, этот автор был прав, но в его характеристику следует внести некоторые важные уточнения.

Начнем с группы «тарпана» — полотенечного голов­ного убора замужней женщины. По данным И. Н. Смир­нова, его носили «в южной части Царевококшайского уезда, в Казанском, Чебоксарском, Козьмодемьянской, Васильсурском, Макарьевском и в двух деревнях в юго-западном углу Яранского уезда»292. Таким образом, в эту группу оказались отнесенными как луговые (мор-кинские, приволжские, нижнекокшайские), так и горные марийцы. Однако представляется необходимым горных марийцев Козьмодемьянского, Васильсурского и Ма-карьевского уездов выделить особо, так как шарпаны горных и луговых марийцев резко отличаются и в укра­шении и в способах ношения. Различной была и манера украшения рубахи293

Оглавление




купить бронедвери