Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МАРИЙСКОЙ НАРОДНОСТИ

— священных рощ, служащих местом молений и жертво­приношений для целых «приходов» — мирских (сосед-ско-общинных) и патронимических, выделялись особо почитаемые места, время от времени привлекавшие мно­голюдные, тысячные массы поклоняющихся марийцев из различных уездов.

В литературе указывалось на несколько таких знаме­нитых кюс отов, и прежде всего на священную рощу у дер. Кюпрян-сола под с. Сернуром, которая «служила сборным молитвенным пунктом для населения с лишком сорока деревень одного Уржумского уезда. Сюда, кроме того, приходят молиться из Царевококшайского уезда Казанской губернии, Малмыжского и Елабужского Вят­ской и Бирского Уфимской»307. В окрестности с Помьял Чебоксарского уезда также отмечались грандиозные моления, на которые собирались представители деревень всей приволжской стороны луговых марийцев от Кокша-ги до Морков (т. е. территории бывшей Галицкой доро­ги) 308. Есть сведения о больших молитвенных собраниях в южной части Яранского уезда, в Южанской волости, жители которой направляли выборных лиц в кюс-оты Уржумского уезда309 и сами принимали ходоков оттуда же и из соседнего Царевококшайского уезда310.

Примечательно, что поводом для очередного «меж­уездного собрания» было «видение во сне» некоторым местным прорицателям необходимости совершения запо­минающегося моления «всем марийским народом», точ­нее его доверенными лицами в священной роще, назы­ваемой «всемирной» — тюня ото или тюня кюс ото311. Весть об этом по широкой округе, во всяком случае по всей восточной половине расселения марийцев, разноси­ли специальные ходоки, собиравшие молящихся из раз­ных волостей и уездов. Во время «всемирного» моления руководители культа обращались к своим собратьям не с обычным самоназванием народа — «мэрий», а с осо­бым, только здесь и употребляемым словом калык-ша-мыч—по смыслу «марийский народ как единая семья» 312.

Сохранилось специальное доношение в Министерство народного просвещения 1867 г., подробно разъясняющее, почему так упорно марийцы, в том числе новокрещеные, сохраняют приверженность дохристианской религии. По их убеждению, «перемена веры есть преступление, кото­рое не остается без наказания; деды и отцы их клятвою завещали наблюдать все обряды и почитать богов, иначе черемисы должно погибнуть». Документ подчеркивает: «Понятно изречение черемис: «нашу веру кончать, нас кончать», т. е. с переменою веры погибает наше племя. Это убеждение поддерживается и в крещеных череми­сах» 313.

Конечно, в этих представлениях отразилась целая гамма социальных и мировоззренческих переживаний придавленных невежеством, нуждой и классовой неспра­ведливостью рядовых марийских крестьян. Но было в них и нечто, поддерживающее этническое самосознание марийской общности, не имевшей никакой общенародной организации, кроме как религиозной, которая под риту­альной оболочкой стихийно выражала и социальные мотивы. Это, кстати, понимали дореволюционные этног­рафы— И. Н. Смирнов, П. М. Ерусланов, а С. К- Куз­нецов прямо писал: «Без сомнения, большие моления играют значительную роль в деле солидарности черемис между собой, солидарности, хотя и не столь сильной, какова была в XVI и XVII вв.»314.

В этих словах содержится намек на «черемисские войны» после взятия Казани и на участие марийцев в крестьянских движениях XVII в., когда воедино собира­лись большие массы марийцев из различных волостей и с оружием в руках боролись против наступления фео­дальных порядков и церковников, стремящихся их ок­рестить, а тем самым посеять рознь внутри одного наро­да.

Оглавление




Хотите быстро убрать вмятины на авто? Вам к нам, спешите!