Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ЭТНОС СРЕДНЕВЕКОВЫХ МАРИЙЦЕВ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ МАРИЙЦЕВ ДОФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

Между прочим, название «кюмуж» в значении «родичи-одночашники» не встрече­но нами ни в марийских словарях (есть слово кюмуж — чаша, блюдо), ни во время полевой работы в Марийской АССР (может быть, это какой-то узкоместный термин, не замеченный лингвистами?).

На этнографическом материале перечисленные поня­тия раскрываются довольно просто: тукым, насыл, родо— это совокупность нескольких поколений родст­венников, живущих по соседству или в отдалении друг от друга. Например, понятие насыл могло быть упот­реблено елабужскими марийцами для обозначения жи­вущих издавна на одном месте родственников — одно­фамильцев, чей далекий «родоначальник» (родовуй) был в числе основателей данного селения, но во многих случаях оказывается, что и сам пришел на это место из какого-то еще более старого «рода». В горномарийском наречии был употребителен термин йых (род, поколе­ние), который имеет параллель в чувашском йах, и чу­вашами осмысливается двояко: в качестве обозначе­ния какой-либо разросшейся «фамилии» (от одного «племени» — ару) и более широкой, не всегда даже собранной воедино, родственной группы (выше нее может быть назван только народ — халах) .

В словаре В. М. Васильева  (1928 г.) дано    развернутое понимание термина родо: это общее понятие О родстве — «прадед и прабабушка в отношении^внуков; двоюродные дед и бабка в отношении двоюродных вну­ков, троюродные братья и сестры... Родо-шочшо, — сово­купность всех родственных групп. Родо-нэргэ, — ряд родственных поколений». Тем же Васильевым подме­чено, что представление о родстве у предков марийцев могло быть довольно широким — до седьмого и далее колена: в марийском языке сохранилось выражение шышым-йот, полнее шымшым-йот — семь-семь раз чу­жой, совершенно чужой человек, не имеющий уже ни­каких родственных связей с данным лицом; по тради­ции сват обращался к жениху «шышым йотышко еш погаш каены» — отправимся в совершенную чужбину, чтобы составить семью.

Кстати, в этнографической литературе давно обра­щено внимание на сложную систему марийского счета родства и обозначения различных категорий родствен­ников и свойственников. Еще И. Н. Смирнов    отмечал «то обстоятельство, что отдельные личности различают­ся между собой не по степени кровной близости к дан­ному лицу, а по отношениям возраста. За исключением отца и матери, все остальные родственники разделяют­ся по отношению к данному лицу на две группы — стар­ших и младших. Слово из я (зя) означает дядю  (моло­же отца), старшего брата, его сына, если он старше дан­ного лица, двоюродного брата, если он    старше; слово шолб означает младшего брата, племянника, внучатого племянника, младшего двоюродного брата, двоюродного племянника...» и т. д. Не меньшее внимание   такому своеобразному порядку обозначения родственников уде­лял исследователь восточных марийцев П. Ерусланов, который, в частности, писал:    «Так   как    старшинство происхождения в черемисском быту всегда представля­ло известные права и преимущества, то члены семьи или рода приравниваются друг к другу по происхождению; так племянники и племянницы    в семейном и родовом почете пользуются одинаковым значением с младшими братьями и сестрами, поэтому они называются как по­следние; старшие дяди и тети (старше отца и матери) в отношении почета ставятся выше старших кровных братьев и сестер и называются иначе, чем младшие дяди и тети (моложе отца и матери);, младшие же дяди и тети, пользуясь одинаковым почетом и значением со старшими братьями и сестрами, называются как по­следние».

Как бы ни были интересны подобные групповые на­звания родственников, за ними не стоят обозначения определенных брачных классов и сородичей по какой-либо классификационной системе. Прав был М. Марке-лов, который, напомнив, что Л. Г. Морган относил сис­темы родства урало-алтайской семьи к типу описатель­ных, высказался за то, что «одинаковые обозначения братьев мужа и жены, так же как и сестер их, есть от­ражение одинаковых отношений мужа к родственникам жены и, наоборот, — жены к родственникам мужа» 8. К этому можно добавить, что классификационная сис­тема родства имеет прямой смысл только тогда, когда она соответствует первобытным социальным организ­мам — взаимно врачующимся родовым общинам.

Оглавление




Электроинструмент интернет магазин с доставкой: электроинструмент купить с доставкой - any-tool.ru