Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ЭТНОС СРЕДНЕВЕКОВЫХ МАРИЙЦЕВ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ МАРИЙЦЕВ ДОФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

распада родового строя в Волго-Вят­ском междуречье и с какой интенсивностью это проис­ходило в отдельных его районах, но следует согласиться с мнением археологов о далеко зашедшем имуществен­ном расслоении и участившихся межгрупповых столкновениях на материалах древнемарийских памятников IX—XI вв.

На развалинах отжившего родового строя марийцев складывалось новое общество, но какое именно по доми­нирующему социально-экономическому признаку? Авто­ры «Очерков истории Марийской АССР» пишут: «Раз­ложение первобытнообщинного строя и зарождение феодальных отношений происходили одновременно. Этот процесс особенно усилился к концу I тысячелетия и происходил прежде всего в основной ячейке патриар­хально-родового общества того периода — в большой семье. Ранее выделившиеся из родовой общины большие патриархальные семьи, в свою очередь, начали рассе­ляться небольшими заимками — «руэмами». Распад патриархальных общин приводил к группировке хо­зяйств самостоятельных семей на основе принципа со­седства, территории. Возникают патриархальные сель­ские, или соседские, общины».

Данная формулировка вызывает существенные воз­ражения. Во-первых, разложение первобытнообщинного строя происходило не в узких рамках семейной корпора­ции — большой патриархальной семьи (как своеобраз­ная производственная ячейка она пережила указанный период разложения и вошла в классовое общество), а на более широкой социальной базе имущественных про­тиворечий внутри родовой общины — целой совокупнос­ти патриархальных семей. Дробление больших семей на меньшие ничего по сути дела не меняло в патриар­хальном укладе пришедшей на смену родовой новой формы общины, по терминологии К- Маркса, — «земле­дельческой» с ее дуализмом между общинной собст­венностью на хозяйственно используемую территорию и парцеллярным характером производства и присвоения даров земли каждым отдельным домохозяйством.

Во-вторых, земледельческая община, постепенно переродившаяся в чисто соседское поземельное объеди­нение свободных людей, не являлась базой «внутрен­ней» феодализации, так как главный ее экономический признак — владение каждым общинником обрабатывае­мым им участком в сочетании с «верховной собствен­ностью» на землю всей общины — был прочной эконо­мической гарантией свободы общины как основного со­циального организма в период перехода от общества доклассового к классовому.

Конечно, и в такой общине существовали элементы имущественного неравенства, выделялись отдельные знатные лица и целые семьи, но, не располагая правом монопольного распоряжения (вплоть до превращения его в монопольную собственность) на землю или особой властью над личностью общинников, они не могли стать феодалами. Путь к феодализму был более сложным и лежал он через возникновение особой социально-поли­тической структуры, которую принято называть «вар­варским государством», выросшим на почве крупных военно-племенных объединений последней стадии суще­ствования доклассового общества. Такое государство превращается в раннефеодальное лишь тогда, когда широкие массы непосредственных производителей ока­зываются в состоянии несвободы, которая может вы­ражаться в разных формах (из них главная экономи­ческая — фискальные и натуральные государственные повинности населения).

Правда, в «Очерках по истории Марийской АССР» делаются краткие ссылки на возможность возникнове­ния военно-племенных союзов древних марийцев (начи­ная с III в. н. э.), в которых возвышалась и приобрета­ла значительный вес в обществе военная верхушка и прочая знать, что, собственно, и привело авторов к мысли о зарождении феодальных отношений с «эпохи великого переселения народов», т. е. фактически гораздо раньше, чем у славян и народов Западной Ев­ропы, но все это остается бездоказательным.

В «Очерках» приводится мысль о «немаловажной роли» в зарождении феодальных отношений в Марий­ском крае государства Волжской Булгарии. Так   как вопрос этот серьезный,  остановимся  на  нем  несколько подробнее.

Культурное, торговое и политическое значение Волж­ской Булгарии в средневековой истории Поволжья и вообще Восточной Европы известно достаточно хоро­шо. Не избежал булгарского влияния, конечно, и Марийский край, но нет никаких данных, что он входил в состав Булгарии. Проведенные в последние годы ар­хеологические исследования позволили уточнить грани­цы Волжской Булгарии в домонгольский период. Цент­ральным, наиболее населенным, районом было Запад­ное Закамье.

Оглавление




Удочка-балалайка зимняя Salmo SPORT 06 красн.