Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ЭТНОС СРЕДНЕВЕКОВЫХ МАРИЙЦЕВ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ МАРИЙЦЕВ ДОФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

вв. достовер­ных сведений пока нет. Более вероятно, что тогда и много позднее в этом крае царила подсечно-огневая система: даже в XVII в. местные документы пестрят упоминаниями о починках и займищах, «что ... стоит на пенье, землю росчищают внове».

При натуральном разноотраслевом, но не специали­зированном хозяйстве с его многочисленными нуждами в слабо освоенном лесном крае всегда требовалась зна­чительная кооперация рабочих рук. Поэтому под углом зрения чисто производственно-технических возможнос­тей сельского хозяйства предков марийцев середины I тыс. н. э. мы не можем быть уверены в том, что у них достаточно широко развился «парцеллярный труд как источник частного присвоения». А ведь это воп­рос принципиальной важности, который некоторые ар­хеологи решают довольно просто. Процитируем, напри­мер, высказывание В. Ф. Генинга о предполагаемой экономической структуре общества азелинской культуры IIIV вв. на Вятке: «Именно в это время (подчеркнуто мной. — К. К.) существовавшее ранее общее родовое хозяйство было разделено между отдельными большими патриархальными семьями. Разделение родового хозяй­ства у азелинских племен произошло сравнительно без­болезненно... Развитие производительных сил достигло такого уровня, когда уже гораздо меньший коллектив, чем род, мог вести самостоятельное хозяйство, и боль­шое хозяйство, включавшее всех членов рода, тормози­ло дальнейшее развитие производительных сил. Теперь уже одна семья, используя более совершенные орудия труда, могла производить больше необходимых продук­тов. Обособление отдельных патриархальных семей хорошо видно (?!) по материалам могильников» 19. А. X. Халиков, касаясь того же времени и тех же предполагаемых социально-экономических процессов в Ма­рийском крае, приходит к аналогичному выводу: «Выде­ление отдельной патриархальной семьи как хозяйствен­ной ячейки, означало и распад общей родовой собствен­ности. Переход средств производства и продуктов производства в руки семьи означал распад экономиче­ской основы родовых отношений. В результате этого постепенно завершался экономический и политический распад родового общества».

Здесь предложена обычная схема, переходящая без изменений из одного исторического сочинения в другое. Но попытаемся представить себе исходя из историко-этнографического материала о населении к северу от Волги, каким мог примерно быть путь его развития на последней стадии существования родового строя. В свое время М. Г. Худяков рисовал такую картину: «Разло­жение родового общества первоначально шло в направ­лении распада родов на ряд самостоятельных «больших семей», причем родовые связи сохраняли главным об­разом религиозно-культовое значение... В остальном ро­довые связи были нарушены, и население Волго-Вятско­го междуречья полностью перешло к патриархально-се­мейной организации».

Здесь неверна уже сама теоретическая посылка: ни­когда «отдельное» общество — ни при родовом строе, ни при его распаде — в структурном отношении не те­ряло своего характера социального организма, прони­занного самыми различными формами связей. Сущность разложения родового строя состояла вовсе не в исчез­новении социально-экономических связей между; отдель­ными «большими семьями», а в изменении характера этих связей, первоосновой которых, конечно, были связи экономические. Характер этих последних легче всего раскрывается через отношения собственности как оборотной стороны общественного разделения труда.

Оглавление




Самая детальная информация Новости Донецка на сайте.