Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ЭТНОС СРЕДНЕВЕКОВЫХ МАРИЙЦЕВ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ МАРИЙЦЕВ ДОФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

В на­шем же случае имеет место обычное для патриархаль­но-семейного крестьянского быта уважительное отноше­ние младших по возрасту родственников по обеим ли­ниям к старшим. Лингвистически характерная для ма­рийского языка звательная, с оттенком ласкательности, форма обращения со специальными словами с оконча­ниями на -й к старшим возникла, кажется, под влия­нием тюркской речи, в которой указанный порядок соблюдался строго и неукоснительно.

Но какой бы круг лиц марийская терминология род­ства ни очерчивала, в ней ясно различалось близкое и дальнее родство, что опять-таки не соответствует клас­сическому родовому быту. По-марийски «лышыл-родо— близкое родство: родные дед и бабка в отношении вну­ков, дяди и тетки в отношении племянников, двоюрод­ные братья и сестры»; тогда как «мундур-родо — даль­нее родство: прапрадед и прабабка в отношении праправнуков; двоюродные прадед и прабабка в отноше­нии двоюродных правнуков; троюродные дяди и тетки в отношении двоюродных правнуков; троюродные дяди и тетки в отношении троюродных племянников-племян­ниц». Известно также выражение «йомшо-родо — уте­рянное забытое родство; пращуры и дети праправну­ков».

Для XIX в. справедлива следующая характеристика уфимских марийцев: «У местных черемис нет особенных видов общежитий родственников (родичей), подчинен­ных общему главе рода и ведущих свое происхождение от одного родоначальника, нет также селений, в кото­рых бы жили только семьи, родственные друг другу. Но есть селения, в состав которых входит несколько родов, из которых каждый называется именем общего родо­начальника». Но и эти слова нельзя понимать в бук­вальном смысле: здешние «роды» — насыл не были столь уж старыми, ибо их основатели — фактические главы некогда поселившихся в Уфимском крае отдель­ных семей — были в памяти потомков. Термины насыл, тукым, урлык давно утратили свое первоначальное зна­чение; не только в XIX в., но и много раньше они слу­жили в принципе для того, чтобы очертить больший или меньший круг лиц, считавшихся в родстве, точнее в патрономических связях.

Такие связи поддерживались соседством, совместным культом, преданием о предках и меньше всего реальной хозяйственной взаимопомощью. В еще большей степени условный характер    приобретали    родственные    связи, когда вследствие давних    переселений    из    различных «родовых гнезд» в одном месте собирались семьи, сна­чала бывшие просто соседями, а через ряд поколений путем сегментации и перекрестных браков оказавшие­ся в сложных    отношениях    «родства    по    соседству». Подобное   явление не следует   смешивать с известным в родовом обществе порядком адаптации чужаков, ста­новящихся     членами     одного     производственного     и экзогамного коллектива.

Не должны нас вводить    в заблуждение и обычные приговоры  в  мирских записях «горной  черемисы»   (чувашей и марийцев) XVII в. о переуступлении угодий «сторонним людям» отдельными лицами: «и до тое земли дела нет ни роду моему ни племяни, ни детям моим». Во-первых, сам дух этих документов пронизан частновладельческим отчуждением земель; а, во-вторых, выражение на старорусском языке «роду и племени» могло учитывать претендентов любой возможной степе­ни кровного родства, считая от общего родоначальни­ка, а в данном случае — несомненно самых близких родственников: братьев, дядей и племянников. И дейст­вительно, те же мирские записи оговаривают, что в полюбовную сделку не могут вступать «дети мои ч братья меньшие и большие и родственники мои».

Таким образом, историко-этнографические данные, правда, поздней поры, нисколько не подкрепляют «ро­довую» теорию И. Н. Смирнова и его сторонников. Если бы родовой порядок был характерен для марийцев незадолго до установления господства Казанского хан­ства, а тем более Московского государства, то живые следы его общинно-родового устройства сохранились бы в XVIIXVIII вв. в каких-либо важных сферах жизни марийцев — в поземельных отношениях между родича­ми, в более четкой терминологии родовых групп и пр.

Оглавление




Здесь санаторий радуга в сочи - хороший санаторий!