Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  УПРОЧЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО СТРОЯ И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МАРИЙСКОЙ НАРОДНОСТИ (XVII—XVIII вв.) ФЕОДАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА

Таким образом, главной юридической формулой фео­дального порядка в отношении ясачно-зависимых кресть­ян Среднего Поволжья (одинаково марийцев, удмуртов, чувашей и т. д.), многократно повторенной в различных документах, было то, что им отныне и навсегда из поло­женного в данной местности «тягла не бегать и ясак в государеву казну платить по все годы». Ясак выступал главным материальным воплощением зависимости ма­рийских крестьян. Вплоть до введения в первой четверти XVIII в. подушного обложения ясак полагался на каж­дый самостоятельный двор «смотря по семейству и по их пожитках и по угодью»25, но вносился он в казну в виде совокупной суммы платежей целой деревни и волости. В данном случае правительство твердо стояло на той позиции, что только мирское обязательство — круговая ответственность за все волостные платежи в целом — могла обеспечить исправное поступление налоговых сумм.

Лишь в этом аспекте можно правильно понять сле­дующий порядок начисления прямых платежей на отдельные дворы в марийских волостях Галицкой дороги 1678 г. «А ныне де за денежные оброки платят они, чю-ваша и черемиса, не ровно, хто чем в Казани в приказ­ной палате пооброчен. И которые ясашные люди, чюва-ша и черемиса, по переписке объявились пожиточные, и на тех пожиточных людей сверх прежнего их ясаку и на безъясашных людей вновь ясаки он, Дмитрей, наклады­вал, а з бедных людей ясаки збавливал и те збавочные ясаки накладывал на ясашных же и на безъясашных людей».

В -принципе на каждый двор (хозяйство) полагался определенный ясак, исчисление которого, по нормам ста­ринного «сошного письма», должно было исходить из примерной продуктивности какого-то количества зем­ли. В Свияжском уезде на полный ясак приходилось пашни «по 10 чети в поле, а в дву потому ж, сена по сту копен». В Марийском крае плательщик целого ясака мог иметь от 8 до 15 четей в поле и до 80 копен сена. Но такая норма была скорее идеальной, чем действи­тельной, так как и средняя доходность от равного коли­чества оброчных земель могла быть различной, и инди­видуальная состоятельность, казалось бы, равных по материальному составу дворов не всегда была одинако­вой. Государство нуждалось в денежных поступлениях от ясаков, но количество денег, которое могло быть вы­ручено отдельным двором от реализации своих продук­тов, зависело от многих факторов, а не только от разме­ров запашки. Требование же от всех дворов одинаковых платежей попросту бы привело (и приводило) к оску­дению и разорению значительной части ясачных крестьян.

Вот почему при общем росте ясачных платежей в практике податных описей XVII в. и начала XVIII в. мирская раскладка продолжала оставаться существен­ным коррективом при определении посильности обложе­ния «на волостных крестьян по землям и по тяглу и по угодью, чтоб богатые люди перед убогими в ызбылых не были, а убогие перед богатыми в отяхчении не были»

(формула царского указа от 5 сент. 1679 г.). Выигрыва­ло от этого, конечно, не малообеспеченное крестьянство, а феодальное государство, связавшее крестьянские «ми­ры» круговой ответственностью за исправное поступле­ние платежей.

Фактическое положение дел.с ясачным обложением марийских волостей Галицкой дороги по переписи 1678 г. освещено в публикации Г. Н. Айплатова. Оказывается, что отнюдь не каждый отдельный двор вносил полный ясак, чаще это была половина,, а иногда даже четверть ясака. Ниже этого уровня начислялся облегченный бо-быльский оброк, который платили наиболее бедные крестьяне. Полный ясак состоял из денежной и нату­рально-продуктовой части.

Оглавление




22 weeks pregnant movement