Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

Подпись:  УПРОЧЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО СТРОЯ И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МАРИЙСКОЙ НАРОДНОСТИ (XVII—XVIII вв.) ФЕОДАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА

Вполне понятно, что заинтересованное в бесперебойном поступ­лении ясачных и прочих платежей царское правительство вело систематическую борьбу с самовольными перехода­ми крестьян на новую землю в пределах даже тех уез­дов, к которым они были приписаны, а тем более с по­бегами со «старых ясаков» куда-либо на сторону, за пределы ясачных земель. В частности, когда было обна­ружено, что незаконные 11 дворов дер. Вичьмари, осев­шие в вотчине Трифонова монастыря, «на Уржум пла­тили... ясак с 5 дворов», то при выдворении их на прежнее место жительства было приговорено: жить им «на старых их ясаках, а буде старые их ясаки заняты и живут иные черемиса, им приискать в Уржумском уез­де пустые ясаки, после умерших или беглых чере­мис».

Переход с места на место разрешался лишь в том случае, когда крестьяне испытывали недостаток в па­хотных землях, нищали, а значит, становились плохими плательщиками податей, но тогда им приходилось да­вать ясачную льготу на несколько лет для хозяйственно­го устройства и обзаведения на новом «жеребье» Обычной заботой казны было то, чтобы прежние ясаки не пустовали. Поэтому в последней четверти XVII в. писцам наказывалось: «сыскав накрепко, росписать по­рознь переложную землю, где добре пашня заросла ле­сом и которые места лежат перелогом лет по 5, и по 6 и болыпи... и на колько лет пригоже на которые места льготы дать» (на срок от 5 до 10 и 15 лет.— К- К.).-чтобы переложные земли впредь распаханы были и пе­релогом бы не лежали».

Судя по многим документам, ясачные крестьяне все же предпочитали скорее уходить целыми группами на «вольные земли», чем, используя указанную льготу, за­нимать старые «покидные» ясаки — фактически «выпа­ханные», оскудевшие земли. Обращаем на данное обстоятельство особое внимание потому, что в нем от­четливо проявлялось одно из главных противоречий между феодальным укладом и интересами поволжского крестьянства после введения в действие Соборного Уло­жения. Феодальные власти отвечали на «самовольство» крестьян самыми суровыми мерами внеэкономического принуждения. Обычной нормой фискально-полицейского сыска было то, что когда «будет по сыску беглые люди и крестьяне объявятся которого города, и тех людей и крестьян за поруками с женами и с детьми, и с их жи­воты, и с хлебом стоячим, и молоченым и с земляным, отсылать в прежние их места и во дворы, откуда кто бежал... и велеть им в прежних их местах жить и госу­дарево всякое тягло платить посадским людем в посад, а татаром, мордве и черемисе ясак государев платить попрежнему сполна». При этом подчеркивалось, что жить крестьянам и ясачным положено на прежних местах «по писцовым и по переписным книгам и по крепостях, по Государеву указу и по Соборному Уложению»23.

О конкретном претворении этих мер свидетельствуют многочисленные материалы Приказа Казанского Двор­ца последней трети XVII в. В те поры происходила усиленная колонизация земель по Симбирской черте, и здесь оседало много крестьян, отчасти из Марийского края, которые «поселились в государеве порозжей земле, не бив челом великому государю об отводе,... и ясаку в Синбирску не плачивали» по нескольку лет. Такие бег­лецы (кстати, считавшие себя вовсе не беглыми, а «сход-цами» с неудобных для хозяйствования старых земель) возвращались под караулом «з женами и з детьми и со всякими их животы на прежние их тягла... которой в кой деревне преж сего жил».

Оглавление




бензамицин таблетки . Хардпостер пластиковый купить Хардпостер.