Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДРЕВНЕМАРИЙСКОЙ ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ

напо­минающих пьяноборские, свидетельствует в первую оче­редь о смешанном характере культуры аборигенов, что совсем не удивительно для данного времени в масшта­бах всего Поволжья. Так, примечателен набор украше­ний, орудий труда и оружия в Мари-Луговском могиль­нике IVV вв. (Звениговский район Марийской АССР), состоящий из вещей позднепьяноборского (азелинского) и кошибеевского типов, а также аналогичных предме­тов погребального культа раннесредневековых могиль­ников чуть ли не всей Восточной Европы.

Подведем некоторые итоги. В полемике между А. X. Халиковым и А. П. Смирновым о судьбах ананьин-ского населения на Средней Волге позднее V в. до н. э. более убедительной выглядит точка зрения А. П. Смир­нова, который, отрицая массовый приток пьяноборского населения со Средней Камы на Среднюю Волгу, настаи­вал на том, что «сложившиеся на этой территории пле­мена ананьинской культуры, отличной от культуры Средней и Верхней Камы... продолжали жить здесь и позднее. Пьяноборские памятники на этой территории свидетельствуют не о приходе нового населения, они подчеркивают преемственность от предшествующей ананьинской культуры» 103. Хотя последнее утверждение нуждается в дополнительном обосновании массовым ма­териалом, мнение А. X. Халикова о «запустении» Сред­него Поволжья между V в. до н. э. и II в. и. э. остается недоказанным, ибо его главный аргумент — факт не­обнаружения соответствующих памятников — недоста­точно убедителен.

Добавим к этому, что трудно указать на какой-либо иной этногеографический регион, кроме как на чуваш­ско-татарско-марийское Приволжье, где с отдаленных времен, по крайней мере с поздней поры приказанской культуры, разворачивался этногонический процесс ма­рийской этнолингвистической общности. Пермская этногония охватывала ананьино-пьяноборское Прикамье. А в Волго-Окском междуречье в это время формирова­лись многочисленные племена мордовской этнолингвис­тической группировки. Между этими крупными этниче­скими массивами финноязычных племен существовали оживленные культурные связи по волжской артерии, но не следует переоценивать камского влияния на населе­ние Волго-Окского междуречья. Как отмечает П. Н. Тре­тьяков, и с мнением его нельзя не согласиться, что «...в распоряжении науки нет, в частности, никаких опреде­ленных данных, свидетельствующих о проникновении в область междуречья отдельных групп ананьинского и пьяноборского населения».

Перейдем к не менее сложной проблеме этногонии коренных племен Среднего Поволжья начиная с III— IV вв. н. э. Все современные исследователи согласны, что с этого времени все отчетливее выкристаллизовы­вается то этническое ядро с присущими ему специфиче­скими особенностями культуры, которое легло в основу марийского народа. Никто давно уже не поднимает вопроса о миграции древних марийцев из земель лето­писной мери на северо-восток, но все еще гадательными остаются время и обстоятельства прочного заселения предками этого народа Волго-Вятского междуречья, а также участие в марийском этногенезе «позднегородец-кого» и «азелинского» компонентов.

Не останавливаясь на ранних гипотезах, отмеченных печатью пресловутой «яфетической» теории, по которой марийцы Волго-Вятского междуречья возникли в ре­зультате какой-то «стадиальной» этнической трансфор­мации, процитируем вывод, сделанный О. Н. Бадером в 1951 г.: «Мы полагаем, что образование древнемарий-ских племен (цармис), от которых произошел современ­ный марийский народ, восходит к первой половине I тысячелетия н. э. и связано с передвижением части правобережного населения Поволжья в область лево­бережья, установившим культурную близость и родство населения обеих этих областей, подтверждаемые более поздними достоверно марийскими археологическими па­мятниками». В части, касающейся заселения Повет -лужья, с этим согласен А. П. Смирнов, подчеркнувший,

Оглавление




краковская операция 1914 . управление по вопросам миграции