Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДРЕВНЕМАРИЙСКОЙ ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ

Если в действительности это было так (иные свиде­тельства трудно подыскать, по крайней мере на совре­менном материале), то в среде предананьинского насе­ления с чертами поздней приказанской культуры резон­но искать прапермян и прамарийцев, находящихся друг с другом в этнокультурном контакте.

В специальной литературе давно обсуждается воп­рос о восточном, зауральском суперстрате, наслоившем­ся на местную основу ананьинской культуры. Сибирские! («угорские») черты единодушно угадываются археоло­гами в «незакономерной» смене плоскодонной керамики приказанской культуры круглодонной в предананьин-ских и собственно ананьинских памятниках, в ананьин­ской погребальной обрядности (каменные надгробия и каменные кладки вокруг могил, в появлении сибирских клевцов и ножей и пр.). В свою очередь, антропологи свидетельствуют проникновение в Прикамье в переход­ный от бронзы к железу период восточных монголоидных элементов. Все это послужило основанием для гипотезы ряда авторов о сложении ананьинской культу­ры вследствие скрещения потомков волго-камских нео­литических племен европеоидного облика (по О. Н. Ба-деру, племен «сейминско-турбинского финно-угорского этнокультурного массива») с пришлыми сибирскими монголоидами. Более осторожен в своих заключениях А. X. Халиков: «...предананьинское население, послу­жившее базой сложения ананьинской культурной общности, сформировалось в результате развития пле­мен приказанской культуры, испытавших в начале I тыс. до н. э. сильное восточнозауральское влияние».

И действительно, археологические данные говорят только о большем или меньшем воздействии со сторо­ны на ананьинский субстрат. Что же касается этниче­ского скрещения, вплоть до серьезных изменений в ан­тропологическом составе ананьинцев на широкой тер­ритории, то этот вопрос остается далеко не решенным. Во-первых, палеоантропологический материал из Волго-Камья вообще довольно скуден. Во-вторых, характерный для финноязычных народов этой области субуральский тип (продукт смешения различной интенсивности меж­ду монголоидами и европеоидами) ведет свои генети­ческие корни не из ананьинского или предананьинского времени, а из более древней эпохи. В-третьих, значи­тельная монголоидная примесь обнаруживается в ананьинских могильниках Нижнего Прикамья, а на за­паде, в Акозинском могильнике, «...есть основания предполагать отсутствие выраженной монголоидной при­меси на имеющихся черепах».

Опираясь на эти данные, пока что можно предпола­гать, что Нижнее Прикамье, открытое в сторону за­волжской лесостепи,   испытало   неоднократный   прилив населения монголоидного облика, приносившего и свою культуру, но в конце эпохи бронзы и в раннем железе коренное население Волго-Камья, говорившее на фин­но-пермских языках, в массе своей вряд ли подверг­лось какой-либо существенной этнической трансформа­ции. Во всяком случае сравнительно-историческое язы­кознание никаких указаний на это не дает.

Однако    в    границах    расселения    финно-пермских племен    Волго-Камья еще в предананьинское время и позднее происходили значительные перемещения и, ви­димо, смешения родственных групп населения. Так, су­ществуют  археологические  свидетельства  о  вероятном расселении племен приказанской культуры и их смеше­нии— на  Средней  Каме  с турбинским  населением,  на Вятке и Ветлуге — с носителями чирковско-сейминской культуры, на Средней Волге, от впадения рек Кокша-ги и Цивиля до устья Ветлуги, — с населением, отмечен­ным сильным влиянием поздняковской и раннегородец-кой культур. Кажется, теперь есть много оснований к тому, чтобы считать это проникновение84

Оглавление




Смотрите информацию обложка на проездной два отделения тут.