Добро пожаловать

О книге:

В данной книге представлена история Марийского народа. Здесь рассмотрено происхождение, особенности языка, обычаи и нравы. Все факты подкреплены источниками и ссылками на них.




Приятного прочтения

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДРЕВНЕМАРИЙСКОЙ ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОБЩНОСТИ

Айшийский, Казанский и Марй-Луговской могильники. Однако на обоих городищах никаких примечательных вещей не найдено, а к типу азелинских они причислены но формальному признаку: «по характеру и размерам памятника». В могильниках действительно найдены украшения азелинского типа, но это еще не доказа­тельство, что в них захоронены азелинцы-пермичи. Между прочим, по составу погребений и погребального инвентаря Мари-Луговской могильник настолько сложен (в нем есть даже кочевнические черты), что отнесе­ние его к типично азелинским памятникам вызывает большие сомнения.

В разбираемом, как и во многих других случаях, не­достаток фактических данных является, основной при­чиной поспешных выводов, хотя и делаются они в стрем­лении хоть как-то объяснить сложное сплетение этного-нического процесса в области Волго-Камья. В опреде­ленной степени это критическое замечание относится к этническим характеристикам памятников IXXI вв., обнаруженных в разных местах современного расселе­ния марийцев.

За последнее время в бассейне Средней Волги стали известны могильники как более ранние (VVII вв.) — Младший    Ахмыловский    близ    г. Козьмодемьянска и Шор-Уньжинский в  Моркинском  районе, так и  более поздние   (IX—XI вв.) — Дубовский, Руткинский и Вы-жумский на левобережье Волги (несколько ниже Ахмы-ловского), Веселовский и Черемисское кладбище в По-ветлужье, Юмский,    Кочергинский,    Лопьяльский    на р. Вятке и ее притоках. Эти памятники дали в совокуп­ности столь богатый материал для характеристики по­гребального обряда, предметов быта и украшений, что, сопоставив его с материалом средневековых захороне­ний, археологи обрели твердую уверенность в принад­лежности  обнаруженных  могильников древним  марий­цам. Жаль только, что, оперируя предметами Ахмы-ловского могильника, археологи снова повторили полю­бившуюся им гипотезу: «В середине I тысячелетия н. э. на основе активного смешения позднегородецких и азелйнских племен Завершается складывание основ Древне-марийских племен».

Не говоря уже о столь удаленном от места действи­тельного обитания азелинского населения районе, как Горномарийско-Приветлужское Поволжье, археологи не в состоянии твердо поручиться и за то, что предполагае­мый процесс смешения происходил в центре и на вос­токе Луговой стороны Марийского края. За исключе­нием Кубашевского городища IVVI вв. со смешанной плоскодонной и круглодонной керамикой, никаких вы­разительных, с обильным материалом, памятников здесь пока что не обнаружено. Видимо, есть основания пред­полагать, что в «азелинское» время ветлужские и по­волжские предки марийцев только что начали неболь­шими группами осваивать глубинные места Луговой стороны. Возможно также, что процесс этот был уско­рен начавшимся именно тогда сильным нажимом на правобережных марийцев со стороны пришлого «юго-восточного» этнического массива — носителей именьков-ской культуры. Не случайно уже в Младшем Ахмы-ловском и в более позднем Дубовском могильниках появляются черты, не свойственные прежнему финно-пермскому Волго-Камью, — трупосожжение, а также и вещи кочевнического мира.

Вероятно, между VVII и IX

Оглавление




Материал взят с сайта soccerinlife . Минск